Блог CREATIVE
Интересное

В тестировщики в 65

Как переквалифицироваться из инженеров-химиков в QA-инженеры, если вам глубоко за 20



Был такой известный советский инженер-конструктор Александр Микулин — человек, работавший в годы войны и посвятивший всю жизнь авиационным двигателям. Заработав к 65-ти годам несколько инфарктов и уйдя на заслуженный отдых, он всерьёз задумался о том, как продлить срок службы невечных "человеческих двигателей" и придумал собственную “машину здоровья”. 

Правда, всевидящее око Минздрава наотрез отказалось публиковать его оздоровительные статьи. Интернетов тогда не было, Инстаграмов тем более. И вроде можно было взять, вздохнуть и успокоиться. Но только не человеку, делавшему истребители! Так что Микулин недолго думая поступил в медицинский, защитил кандидатскую и в 70 лет сделал ещё одну карьеру “борца со старостью”. 

Эту историю рассказал нам тёзка Микулина — наш тестировщик Александр, стартовавший в профессии в 65 лет. Он родился в стране, которой нет, полжизни проработал инженером-химиком, много и успешно занимался бизнесом, объездил всю Россию, осел между Москвой и Юрмалой, и, открыв для себя планету QA и нырнув в обучение с головой на 1,5 года, попал в команду Creative, что называется, без мыла) 


О том, как войти в айти, если ты толком не умеешь даже в компьютере, начать новую карьеру, если разгар старой пришёлся ещё на эпоху малиновых пиджаков, и не слиться, когда сложно, страшно и вокруг одни миллениалы, стоит услышать от первого лица. 

Хотя бы затем, чтобы ещё раз переварить в голове одну очевидную-невероятную мысль: возраст — это факт, который ничего не значит, если вы, конечно, не сыр. И наконец-то выключить режим “никогда-нибудь”.


Я отдал немало лет производству товаров бытовой химии. По основной профессии я инженер-химик — долгое время работал в инженерном тресте и занимался пуско-наладочными работами. В стране советов в своё время закупили очень много оборудования для бытовой химии. Оно было довольно сложное, но по разному роду причин стояло в разных республиках и гнило. И моей задачей, собственно, было вывести его из комы. Потом были какие-то свои собственные проекты: удачные и не очень. А в последние 15 лет я занимался сертификацией, ну и потихонечку продолжаю сейчас. В общем, мне в жизни много чего приходилось делать и страну я объездил вдоль и поперёк. 

Нижегородские мы. А в Москву я переехал, поскольку из неё удобнее, быстрее и дешевле добираться до Юрмалы. К тому моменту мы с семьёй уже перебрались в Латвию, но быстро поняли, что ездить туда-сюда из Нижнего — то ещё “удовольствие”. Поэтому переместились поближе и сейчас живём на две страны. 

В 90-е все традиционные профессии ушли, а новые ещё не пришли. Моя бурная деятельность пришлась на эпоху, когда всё разрушилось, кризис шёл за кризисом и никто вообще не понимал, что нужно делать. Произошла подмена добра и зла — “деньги не пахнут” и вот это вот всё. Надо было быстрее куда-то бежать, а вокруг бандитизм. И да, мне приходилось участвовать в некоторых проектах с малиновым оттенком. Сумбур был, короче. 

Всему однажды приходит конец. И случиться это может в любом возрасте. Вот занимался я бизнесом, очень удачно занимался, надо сказать: хорошее производство, всё продумано, объём рос, финансы стали удваиваться буквально каждый месяц. Но это закончилось. По ряду причин: где-то мне стало скучно, где-то я потерял клиентов. И однажды, если быть точным 1,5 года назад, я понял, что пора куда-то сворачивать. Но куда двинуть дальше — это всегда большой и больной вопрос. Нужно же не просто что-то делать. Нужно делать что-то значимое, не скучное и чтобы оно приносило хотя бы немножко денег. 

Раньше я зарабатывал существенно больше, чем зарабатываю сейчас. И скорее всего, не смогу получать тут столько, сколько получал. Но в айти я пришёл не за длинным рублём. 

Просто взять и перестать работать — это скучно. Это вариант я даже не рассматривал. Зачем вообще его рассматривать, если рано или поздно это произойдёт само собой — так устроен человек. 

Можно написать мемуары, поскольку опыта в сфере бизнеса у меня скопилось достаточно. Делиться им, разъезжать по стране большой и читать лекции. Но у нас, к сожалению не та страна, где это запросто можно сделать, в отличие, например, от США. А потом знакомые ребята-айтишники посоветовали мне тестирование, и оказалось, что это то самое “что-то”.

Я посидел в интернетах, поковырялся, что-то там подвигал, и мне стало реально интересно. Я взял годовые курсы, которые не так давно закончил, а параллельно пошёл практиковаться. 

Creative — это, по сути, моя первая большая работа в QA. А прямо первая-первая была в небольшой компании.

С компьютером до этого я был на "вы". Максимум мог почту проверить. Да и вообще разучился учиться. Когда люди идут постепенно, из математического кружка в школе попадают в кружок программирования, годами осваивают профессию, потом наращивают знания от простого к сложному — это одно дело. А я как с трамплина прыгнул. Времени не было ни на что: не успеешь освоить одно, нужно уже осваивать уже что-то другое. Всё галопом, всё бегом. А когда дошло до программирования, я чуть было не сдал назад... Чего уж там скрывать, разумеется, мне было оооочень сложно.

Я не раз подумывал о том, что может и не стоит. Да, что-то было мне понятно. Да, что-то там интересно. Но есть вещи, в которых у меня был слишком большой пробел. И дисциплины, которые для меня были вообще за гранью фантастики. 

Я не слился, потому что взял себя на слабо. Все же как-то это делают — почему я не смогу? Вот такой я упоротый. Плюс меня всё-таки поддерживали и помогали близкие мне люди.

В целом-то ощущения точно такие же, как у человека в 18 / 20 / 35 лет, и желания те же самые: хочется объять необъятное, двинуться вперёд и сделать что-то интересное и полезное. Но прямо каких-то невероятно чётких карьерных планов у меня нет. Есть план удержаться в профессии, чтобы хватило сил, здоровья, обратной связи и понимания со стороны тех, кто меня оценивает. И, пожалуй, на этом этапе всё. А дальше посмотрим. Конечно, хочется разговаривать на одном языке с разработчиками и с более маститыми тестировщиками. Но в какие-то жёсткие рамки я себя не загоняю.

Мысль «почему я не занялся этим чуть раньше» проскальзывает всегда, но её надо гнать. Потому что говорить о том, что было БЫ — как есть суп вилкой. Конечно, если бы я стал тестировщиком лет 10 бы назад, сегодня я бы уже был приличным докой в этом деле, и вы бы мне тут уже совсем другие вопросы задавали. Но 10 лет назад было 10 лет назад: это была другая эпоха, другие обстоятельства, другие технологии, другая индустрия — велика вероятность, что тогда мне было бы ещё сложнее. Очевидно же, что порог входа в профессию сейчас стал намного ниже. Так о чём тогда тут жалеть?

Возраст даёт одно большое преимущество — мудрость. Уже никому ничего не надо доказывать, не надо бежать наперегонки. Мне уже здорово, что есть такая профессия. Что она устойчивая. Что есть возможность общаться с молодёжью. И хорошо, что хватает здоровья выдерживать всю эту нагрузку. 

Здоровье — вещь собирательная. Если не удалось его в течение всей жизни собрать, в конце уже можно просто разбираться. Я всю жизнь серьёзно занимался спортом и до сих пор занимаюсь. Велосипед, большой теннис, настольный... Я, между прочим, командный чемпион Московской области по настольному теннису в своей возрастной категории. 


Начинать что-то всегда страшно. И с каждым годом всё страшнее. Поэтому какие-то реальные человеческие примеры в этой области всегда действуют, как плацебо. Может, кто-то сейчас прочитает это и его наконец тукнет в голову, что не надо ждать, когда будет не страшно. Можно не дождаться. Надо ввязываться в бой, набивать шишки, браться за самые сложные задачи, даже если кажется, что их никогда не осилишь. Не забывайте, что вокруг вас всегда есть люди, которые могут помочь, всегда есть возможность подучиться и взять какие-то знания со стороны.

Если вы искренне хотите что-то сделать, вы это сделаете. Рано или поздно. Главное — чтобы не никогда-нибудь.